Время золотого века

Время словно обратилось на че­тыреста лет вспять. Нас плотно об­ступают старинные дома с узкими фасадами в два-три окна. Фронто­ны—вершины фасадов — то дву­скатные, то ступенчатые, то обра­зуют затейливые изгибы. А вот кар­низ, украшенный статуями грече­ских богов.

Открывается площадь с ратушей, похожей на драгоценный ларец, по­крытый затейливой лепкой. Не оторвать взгляда от ее точеной баш­ни — почитай, десяток маковок, больших и маленьких, насажено на высокий стержень.

Потом кривая улочка выведет к площади побольше, к Главной ра­туше. Ее башня высотой в восемь­десят два метра как бы венчает го­род. Звонят колокола, отбивая часы, сверкает на высоте витязь в золо­ченых латах.

Под сенью ратуши плещет фон­тан. Отсветы струй играют на брон­зовой фигуре Нептуна. Он подчинил себе странное чудище — лошадь с львиными лапами — и кажется, улы­бается, радуясь удаче.Могучим усилием раздвигает каменную чащу города Мариацкий костел — под его гигантскими сво­дами высотой в двадцать восемь метров собиралось до двадцати пя­ти тысяч молящихся.

Трудно пред­ставить, как можно было сооружать такое здание за сотни лет до появле­ния транспортеров, кранов, бетоно­мешалок. В тихую воду Мотлавы — одно­го из рукавов Вислы — смотрятся толстостенные, словно крепости, ам­бары. Нога ступает по плитам набе­режной, на которую ганзейские купцы выгружали заморские това­ры: шелка, пряности, вина, кожи, меха, серебро и золото.

Богат и зна­тен был город. В его ворота, радую­щие глаз великолепным лепным ор­наментом, польские короли въезжа­ли опустив голову, как просители, чтобы получить заем у здешних коммерсантов. В далекое прошлое увели нас улочки Гданьска. Странными ка­жутся люди в пиджаках, таблички у подъездов. Сейчас в малой ратуше — Дом культуры, в особняке ростовщи­ка — выставка судоходства Народ­ной Польши. ..

Но самое удивительное открытие впереди. Горожане скажут вам, что Гданьск «золотого века» — новый город, отстроенный после войны.Невероятно! Разве бронза Неп­туна не потускнела от времени? Разве нет на стенах пыли и копоти веков?

Да, как будто есть. Таково ма­стерство польских реставраторов. Гданьск был разрушен гитлеровца­ми почти до основания, выжжен, взорван. Только обгорелые трубы, остатки стен отражались в Мотла- ве. Уходя, враги старались стереть с лица земли город — сокровище Польши.

Что же, примириться с этим? Нет! Ведь сохранились руины, обломки, очертания кварталов, есть, наконец, чертежи, гравюры. И поляки совер­шили патриотический подвиг. Да, иначе не назовешь титанический труд строителей, архитекторов, скульпторов, историков, живописцев. Возродилось все — вплоть до мель­чайших завитков на фасадах, до де­талей пышной росписи в залах Глав­ной ратуши.

Вы разочарованы? Напрасно. Ведь старые здания, которые счита­ются подлинными, неизбежно ре­монтировались; кладка, убранство комнат и залов из века в век обнов­лялись. В Гданьске сделали разом то, на что история отпускала столе­тия. Мало того — старый город вос­становлен в первоначальном виде. Грубые, безвкусные доделки и пере­стройки, исказившие творение ста­рых мастеров, заслуженно преданы забвению.

 

← Суровый обелискМоре на столе →