Океаническое княжество Часть 5

Висящий под потолком воздуш­ный змей — не для забавы. На нем поднимали на высоту измеритель­ную аппаратуру: над океаном всег­да дует ветер. В наше время о змеях забыли, а ведь более простого и де­шевого способа не придумать. При входе в музей целая комна­та воспроизводит лабораторию яхты «Иронделль»: вместо окон — круг­лые иллюминаторы, низкий потолок, и стальные балки-стрингеры оклее­ны пробковой крошкой, рабочие сто­лы с измерительными устройствами, кюветами и микроскопами крепко привинчены к полу.

Зал физической океанографии налево, а направо — зал прикладной океанографии. Здесь на широких наклонных столах-витринах лежат под стеклом тысячи различных раковин: разнообразнейшие изящ­ные каури всех размеров и расцве­ток, большущие тридакны, «кону­сы», «шлемы», «морское ухо» — дву­створчатые и одностворчатые, почти плоские и закрученные в замыслова­тую спираль. Рядом со спиральной раковиной лежит точно такая же, но аккуратно распиленная, чтобы было видно, какая она внутри. Возле каж­дой раковины — этикетка с назва­нием и указанием места, где пой­ман моллюск.

На отдельном стенде — ракови­ны жемчужницы разного возраста: месячного, двухмесячного и так да­лее—до года; потом двухлетние, трехлетние, пятилетние и семилет­ние. Видно, как растет «хозяйка» и как растет жемчуг. Здесь же, в ям­ках на белой шерстяной вате, пять «горошин», очень круглых и очень красивых. Они отличаютдя друг от друга. «Черный» жемчуг — вовсе не черный, а с небольшим графито­вым отливом, а «розовый» — розо­ватый. «Золотой» и «кремовый» очень схожи и для неспециалиста без надписи почти неразличимы.«Белый» жемчуг белого цвета, но эта теплая мерцающая белизна едва ли сравнима с белым цветом снега, белил, полотна или, скажем, бумаги.

Внизу, в слабо освещенной гале­рее, выделяются освещенные изну­три квадраты и прямоугольники больших стекол. Это передние стен­ки аквариумов. Сами аквариумы, очень просторные, уходят в глубину скалы на несколько метров. Морские рыбы интереснее пресноводных. Во­да чистая, и можно сколько угодно наблюдать их то плавные, то стре­мительные движения. По дну тихо и медленно, еле заметно, перепол­зают морские ежи и морские звез­ды. Некоторые из звезд поднимают­ся по стеклу, и тогда хорошо видны их многочисленные коротенькие розовые ножки-присоски. Прочи­щают усики и шевелят клешнями замшелые крабы. Недвижно стоят на дне кубышки асцидий, все в крас­ных точках-пупырышках. Чуть ко­лышут узкими лепестками актинии.

Одна рыбка с размаху плюхну­лась на лепестки актинии, поваля­лась, как будто почесалась, и вновь принялась плавать. Большие, не­красивые и страшные мурены из­вивались, разевали рты и подлеза­ли иод большой камень. Распустили спои усы клешнястые омары, а лан­густы забились в щели между ска­лами совсем как громадные жуки. Аквариумов-гротов не меньше тридцати, и у каждого большое стекло-экран. Наверху в открытом бассейне неутомимо плавали по кругу два мор­ских льва, а в бассейне помельче — морская черепаха.

Неподалеку от музея-института стоит дворец принца Монакского, здесь же соборы, и рядом — школа. На площадке над самым обрывом стоят мопеды приехавших на заня­тия школьников. На уроке физкуль­туры мальчишки играли в футбол, а судил игру священник в длинном черном балахоне. Утром я еще раз поднялся в верх­нюю часть Монако, где уже не кня­жество, а французский город. Поню­хал цветущий миндаль и заторо­пился на судно. Вскоре «Курчатов» отвалил от стенки, аккуратно вышел на середину маленькой гавани, про­шел узким проходом и отправился в море. На молу стояли моряки с «Калипсо» в желтых куртках и ма­хали нам руками.

Часа через четыре мы подошли к бую коммодора Кусто. Издалека он похож на дом, стоящий на одной ножке. В домике-рубке живут и ра­ботают несколько человек. От рубки вниз отходит стальная закрытая тру­ба длиной около семидесяти метров. Внутри трубы — трап. В ее стенках есть иллюминаторы, герметические отверстия-переходники для прибо­ров, шлюзы для подводных плов­цов. Люди ведут здесь научную рабо­ту. Они приветствовали нас тремя гудками, и «Академик Курчатов» ответил своим могучим баритоном. М е р а п и — вулкан в центре острова Ява. Высота 291 I метров. Одна из наиболее грозных огнедышащих гор земного шара. Первое зафиксированное извержение вулка­на произошло в 1006 году. Тогда погибли тысячи людей, а слой пепла толщиной в не­сколько метров засыпал знаменитое буд­дийское святилище Боробудур. Мерапи в переводе с малайского языка означает «Место огня»

← Океаническое княжество Часть 4Суровый обелиск →