Океаническое княжество Часть 3

Дворец хорош. Это одна из глав­ных достопримечательностей города. Его строили по проекту архитектора Гарнье во второй половине прошло­го века. Вокруг растут высоченные пальмы, эвкалипты, древовидные кактусы и декоративные кустарники. Вечерами их освещают спрятанные прожекторы, и все это выглядит та­инственно и красиво.

Рядом с казино есть кафе «Па­риж», там стоят игральные автома­ты— такие же, как в казино. Возле одного из автоматов беспрерывно курили две женщины и бросали окурки к стене. Женщина постарше опускала в щель монету и дергала ручку. Раз, Другой, третий — ниче­го. Мы ждали. Я считал опускаемые монеты. На девятой монете вдруг зажглись огоньки и аппарат затре­щал. Потом на табло зажглась циф­ра «20», а внизу что-то застуча­ло. Женщина нагнулась, подобрала лежавший на полу деревянный со­вок, выгребла горсть франков, опу­стила их в карман пальто и снова на­чала засовывать монеты одну за одной в щель автомата, дергать руч­ку и курить.  Гость вежливо отказался от приготовлен­ії Глобус 1978ного угощения и осмотрел наши научные лаборатории.

Недалеко от нашего корабля, у южного мола, стоит научная яхта «Калипсо». Вообще-то это переобо­рудованный старый военный траль­щик. Сняли пушку, убрали вьюшку электромагнитного трала, в днище прорезали большое прямоугольное отверстие, закрыв его толстым стек­лом — чтобы наблюдать за морски­ми жителями. На этом судне плавает и прово­дит научные исследования коммодор Жак-Ив-Кусто.Он прибыл к нам на борг.

Коммодора Кусто знают все — во Франции, в Советском Союзе, в Австралии, Англии, Америке. Его знают по телевизионным передачам о «голубом континенте», по книгам, которые он написал, по фильмам. Этот живой сухощавый мужчина среднего роста не только знамени­тый ученый, но и отважный ныряль­щик, автор и испытатель гелиево- кислородных смесей для подводно­го дыхания. Кроме того, он дирек­тор Океанографического института. Коммодор перечисляет основные разделы научных исследований, ко­торые ведет институт:

— Во-первых, нас серьезно инте­ресует техника подводных работ и возможность длительного пребыва­ния человека на больших глубинах. Здесь важно все: состав воздуха для дыхания, навигационные каче­ства одноместных подводных лодок- малюток, устройство и комфорт подводных домов-лабораторий, раз­нообразие выполняемой под водой работы. Я встречался, — оживляет­ся Кусто, — с ленинградским про­фессором Всеволодом Тимоновым: он приезжал к нам в Монако. Его молодые сотрудники опускались с аквалангами в зоне действия гри­фона ‘ в Каспийском море; смелое предприятие!

Затем, мы изучаем экологию глу­боководных морских животных как их организмы взаимодействуют с окружающей средой, столь необыч­ной для нас, — и их физиологию, в частности, электрофизиологию. Хорошо известный электрический скат — это живой конденсатор, вы­рабатывающий и накапливающий в своем теле потенциал свыше двух­сот вольт! Наши геофизики изучают структуру и магнитные свойства горных пород, слагающих морское дно…

Гидрофизика? Нет, стандартной гидрофизикой мы не занимаемся. Вместо этого мы строим большие буи. Один из них сейчас работает поблизости: вполне приличные усло­вия для обитания и неоценимые — для научной работы. Буй почти не подвержен воздействию морских волн. Ну, и конечно, — заканчивает коммодор Кусто свою короткую лек­цию, — мы следим за радиоактив­ностью моря. Здесь наша главная задача — вовремя ударить в набат..