Океаническое княжество Часть 2

Город хорош с моря и не хуже, когда бродишь по его улицам и рас­сматриваешь вблизи. Колышутся на ветру султаны пальм. За тонкой про­волочной сеткой висят ослепитель­но-солнечные, пушистые, как цыпля­та, кисти мимоз. Цветет миндаль в глубокой лощине. Мы бродим по улицам, улочкам, лестницам-улицам. Есть лестницы-переулки и лестни­цы-закоулки, тупики. Поднимешься туда, а там висит табличка: «Pri­vate» – «частное владение». Ничего не поделаешь, приходится возвра­щаться!

На улицах всюду деревья. Ал­леями высажены голоствольные платаны с шершавыми шариками плодов на ветвях. Издалека видны огромные магнолии или их родст­венники, из округлых крон свисают воздушные корни. Как у нас три­дцатилетние липки, здесь растут апельсиновые деревья. Среди темно- зеленой листвы висят немыслимо рыжие апельсины. От ветра они па­дают на мостовую, да так и валя­ются. На всякий случай оглянув­шись— вдруг они тоже частное вла­дение, — подобрал, очистил. Сочный, но хинная горечь!

Улицы безлюдны — не сезон, хо­лодно. В открывшуюся при входе дверь небогатого дома успеваешь заметить закутанную в шаль ста­рушку с пледом на коленях. Руки она держит над низенькой круглой жаровней. В жаровне горят угли. Печей в домах Средиземноморья не бывает. В богатых домах сейчас не живут: курортный сезон закончился. В витринах дорогих магазинов — горные лыжи и акваланги, модный Город поднимается прямо от кромки прибоя. Одежда и всякая косметика, постель­ное белье и мебель, принадлежности для автомобилей и яхт.

У набережной на светло-зеленой воде бухты колышутся моторные и парусные яхты. Французские и анг­лийские, панамские, греческие, бель­гийские—какие только флаги не встретишь! Одна из яхт меня заворо­жила обводами корпуса, стройными мачтами и бездной вкуса в отделке. Красавица оказалась принадлежа­щей титулованной особе. Она несла трехцветный голландский флаг с вы­шитой золотом короной на среднем белом полотнище.

В верхних ярусах города много солнца, очень много ветра и по- настоящему холодно. На крутых ка­менистых склонах валяются засох­шие пятиметровые цветочные стеб­ли — «стрелки» агав. Над голова­ми тянется недавно построенный пу­тепровод междугороднего шоссе, по­хожий на древнеримский виадук. На стене висит объявление: «Вече­ром 14 февраля состоится встреча с доверенным лицом депутата-ком­муниста». Неподалеку — плакат:

«Голосовать за коммунистов — это голосовать за единство демокра­тических сил». В этой части города совсем дру­гая жизнь. В Монако часто можно встретить красивый геометрический узор — сетку из красных ромбов на белом фоне геральдического щита — на стенах домов, на стеклянных дверях отелей, на открытках и даже на но­мерных знаках проезжающих авто­мобилей. Это официальный герб принципата Монако.