Пруды, река и луга Часть 2

Но если уж говорить о купанье, то самым лучшим местом для него была в Ясной Поляне река Воронка. Речка эта неширокая, она впадает в реку Упу — приток Оки. Почти на всем ее протяжении в заповеднике, вдоль извилистых берегов, поросших кустарником, тянутся луга, обрамленные темной каймой лесов, распластанных до самого горизонта. Это — засечные леса с оврагами и труднопроезжими дорогами. В XVI—XVII веках засечные леса являлись частью оборонительной «черты», защищавшей Москву от нашествия южных кочевников, главным образом, татар. Деревья в лесу подрубали («засекали»), и они валились, преграждая путь врагу.

Первобытная дикая красота засеки привлекала Толстого. Здесь он охотился, сюда ездил верхом на прогулки, часто после купанья в Воронке, где в самом широком и глубоком месте реки, в излучине на правом берегу, была выстроена простая плетеная купальня. Толстой не любил купаться один, он обязательно приводил с собой кого-нибудь из гостей, крестьянских ребятишек, школьников. Жаркими июньскими днями речка часто оглашалась криками и веселым детским гомоном. Глядя, как с шумом и смехом плескались ребята в реке, прыгая в воду с купальни, Толстой восхищенно повторял: «Как красивы крестьянские дети!»

По берегам Воронки, скрытой кое-где лозою, что растет у самой воды, раскинулся самый большой луг в Ясной Поляне — Калинов луг. В романе «Анна Каренина» Толстой дает описание Калинова луга и тех «блаженных минут» радости, которые он сам испытал при косьбе с крестьянами. «Я вот уже шестой день кошу траву с мужиками по целым дням и не могу вам описать не удовольствие, но счастье, которое я при этом испытываю», — писал Толстой в одном из своих писем.

Обычно сенокос начинался с Прудща — неширокой долины, по которой идет дорога от реки Воронки к усадьбе: Прудище как бы разделяет Абрамовскую посадку и Елочки. «Мы взялись косить молодой сад за аллеями и «Прудище» на Воронке. .. — рассказывал в своих воспоминаниях сын Толстого, Илья Львович. — Отец косил хорошо, не отставал от других, хотя потел сильно, и, видимо, уставал.. . Днем мы сушили траву и собирали ее в копны, а по вечерней росе опять выходили с косами и работали до ночи».

← Пруды, река и луга Часть 1Пруды, река и луга Часть 3 →