Теплоход на колесах Часть 3

Разлившись Красноярским морем, Енисей затопил речушку Шумиху, в устье которой 13 мая 1897 года заходил колесный пароход «Святой Николай», ныне, подобно «Авроре», стоящий на вечном якоре у речного вокзала Красноярска. На «борту парохода направлялись в ссылку Владимир Ильич Ульянов — в село Шушенское — и Глеб Максимилианович Кржижановский — в деревню Тесь Минусинского округа.

Молодой Ильич, с его энергичной натурой, склонной ко всему прекрасному, был на этом «диком бреге» и любовался дивными горами, стиснувшими многоводный Енисей, а инженер Кржижановский, впоследствии председатель Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО) и крупнейший представитель советской энергетики, еще тогда по достоинству оценил неисчерпаемые возможности Енисея и его притока Ангары.

Не случайно в плане ГОЭЛРО было записано: «Не подлежит сомнению, что в будущем Ангара и весь Приангарский район займут соответствующее место в Сибири.. .» В. И. Ленин уделял большое внимание развитию не только центральной России, но и всей страны в целом, в том числе и Сибири. Он знал, что придет час и Ангары, и Енисея, и всей необъятной Сибири! И кто знает, может быть, уж тогда силой своего гения он проник в наше счастливое сегодня и сквозь дымку десятилетий видел прирученными дикие реки, работающие на свободного человека, Дивный город, сбегающий стройными улицами по крутому берегу к могучей реке, бездонное небо над Дивными горами, прошитое кудрявыми стежками следов самолетов, алый стяг, водруженный смельчаками на неприступных скалах, и надпись над обрывом, начертанную бесстрашными людьми: «Слава КПСС».

Прямо передо мной, у подножия плотины — величайшая в мире Красноярская ГЭС, отделанная полированным гранитом и мрамором, с витражами из стекла и алюминия во всю стену машинного зала гидростанции, длиною чуть ли не в полкилометра. А на противоположном, правом берегу, у входа в ГЭС, на торце здания на том месте, где когда-то ссыльный Ульянов любовался Енисеем, высится огромный красный куб с профилем Ильича. Под ним одно только слово, глубоко врезанное в камень:.
«ЛЕНИН У».

И река, бывшая когда-то местом ссылки, символом слез, разлуки и отчаяния, стала источником света, тепла, счастья и радости.
Далеко по Сибири разлилась удаль енисейская, подтверждая пророческие слова Чехова: «На Енисее жизнь началась стоном, а кончится удалью, которая нам и во сне не снилась! ..»