Теплоход на колесах Часть 2

По наклонному железнодорожному пути с шириной колеи девять метров, проложенному вдоль левого берега реки, на 156 ведущих колесах перемещается стальная самоходная камера длиной 107 и шириной 24 метра. Ее вес 3500 тонн.
Предположим, что нужно поднять теплоход из нижнего бьефа в верхний. Самоходная камера по рельсам, уходящим под воду, заходит в реку. Борт, обращенный к судну, открывается, и в заполнившуюся водой камеру заводится теплоход. Борт закрывается, и судо водная камера с водой и судном (ее вес уже 8000—10 000 тонн) выходит из реки и со скоростью 40—60 метров в минуту поднимается по рельсам на гигантский поворотный круг, сооруженный на берегу, на уровне гребня плотины.

На поворотном круге судовозная камера разворачивается открывающимся бортом вперед и, перевалив плотину, опускается по наклонному пути в воду, уже в верхнем бьефе. Борт камеры открывается, и судно выходит в реку, проделав путь по суше в полтора километра и поднявшись более чем на сто метров. При переходе судна из верхнего бьефа в нижний операции производятся в обратном порядке.
Чтобы передвигать загруженную водой и судном камеру по наклонному пути, на ведущих колесах судовозной камеры установлены гидроэлектроприводы, общей мощностью 16 000 киловатт. Это соответствует энергопотребности города средней величины.

Для того чтобы колеса судовозной камеры не буксовали, рядом с рельсами уложены зубчатые рейки, по которым катятся ведущие шестерни электрогидропроводов. Они обеспечивают равномерное перемещение судовозной камеры по путям. Величайший в мире Красноярский судоподъемник не имеет себе подобных ни по конструкции, ни по величине.
Мы настолько привыкли к огромным сибирским масштабам, что перестали замечать их грандиозность: Енисей — крупнейшая река в Союзе. Красноярская ГЭС — величайшая в мире гидростанция. Красноярские гидроагрегаты — мощностью более полумиллиона киловатт каждый — самые могучие в мире.

И, глядя на все это, невольно воскликнешь: «Ну и мощь же российская! Только в Сибири можно увидеть такое!»
Он уже готов, этот исполин.
После пробной эксплуатации идет отладка сложнейших механизмов, устраняются выявленные недостатки. На путях, примыкающих к поворотному кругу, высится судовозная камера, своими башнями и надстройками напоминающая линейный корабль, чудом попавший в отроги Саян.
. . . День морозный, но на припеке солнышку удалось растопить снег, воз и палуба судовозной камеры потемнела. Где-то рядом уже по  весеннему насвистывала проныра синица, разыскивая что-то в стальных конструкциях камеры. Из тайги пахнуло едва уловимым запахом хвои. Разбрызгивая расплавленный металл, вспыхнула дуга электросварки, где-то загрохотал пневматический молот.

Перед судовозной камерой — плотина, по одну сторону которой — Енисей, разлившийся Красноярским морем, по другую — Енисей, вырвавшийся из жерла турбин. В пене и грохоте мчится он по широкому руслу, разгоряченный работой, закручиваясь в жгуты и спирали.

Когда Чехов по дороге на Сахалин впервые увидел Енисей, он был поражен его неуемной силой. Глядя на великую сибирскую реку, он пи¬сал: «В берегах Енисея тесно. Невысокие волны обгоняют друг друга, теснятся и описывают спиральные круги, и кажется странным, что этот силач не смыл берегов, не пробуравил дна.. . Я смотрел и думал: какая умная и смелая жизнь осветит со временем эти берега!»
И эта жизнь пришла на енисейские берега!