Сестра Аляски

Еще дальше к востоку помести­лась Чукотка. Здесь все иначе. Чу­котский полуостров венчает конти­нент Евразии. Здесь находится са­мая восточная точка материка — мыс Дежнева; за ним, отделенная Беринговым проливом, лежит род­ственная по строению Аляска.

Большая часть Чукотки — безле­сные нагорья и горы. Сглаженные хребты со следами недавних, исчез­нувших оледенений повышаются от 600—1000 до 1500—1700 метров к за­паду, где сливаются с отрогами при- колымских гор. Куполовидные вер­шины и водоразделы голы, покрыты плащом каменистых осыпей, по склонам текут каменные реки — курумы, в ложбинах лепятся снежни­ки, создавая характерный ландшафт полярных пустынь.

Устремляясь на юго-запад, чу­котские хребты сплетаются в слож­ный узел Корякского нагорья, соеди­няющего Чукотку с Камчаткой. Об­рывистые горные цепи с острыми пи­ками, ледниковыми цирками и потух­шими вулканами достигают в узле горы Ледяной высоты 2560 метров.

Систему гор и нагорий Чукотки и Корякин режут разветвленные ре­ки Пенжина и Анадырь, впадающие в Берингово море. Анадырь, длиной больше тысячи километров, являет­ся важнейшей водной артерией; еще в 1648 году он был открыт пришед­шими из Нижнеколымска русскими землепроходцами, которые основали в устье реки Анадырский острог. Главная из рек, текущих в Чукот­ское море, носит ласковое имя Ам- гуэма — «широкая вода».

Речные долины и прибрежные низменности однообразны: заболо­ченные кочкарники чередуются с об­ширными тундрами, заросшими ли­шайниками и мхами; кое-где мель­кают очаги островных лесов из кар­ликовой березы, ольхи и рябины Места эти ценятся как пастбища для оленьих стад. Они полны пре­лести ранней весной, когда расцве­тают тундровые цветы.

Зато береговая линия полна не­ожиданностей. Тихие лагуны с пес­чаными берегами и косами сменя­ются узкими извилистыми бухтами в скалистой оправе. После серых красок гор и блеклых оттенков тунд­ры здесь впечатляет живописность пейзажей. Бывало, летишь над пу­таницей хребтов — кругом каменный хаос, нагромождение гребней и провалов, тусклая безжизненность лавовых полей. Но вот минуешь за­лив Креста, Эгвекинот, увидишь справа снежный остров Лаврен­тия — и вдруг откроется скрытая складками местности бухта Прови­дения: коричневые каньоны ущелий, глубокая синева вод, резкие тени на жгуче-белом снегу и мягкая, жем­чужная зелень отраженного в море заката.

Плотность населения Чукотки всего 0,1 человека на 1 квадратный километр. Внутренняя часть полу­острова, кроме тундр, где кочуют со своими стадами оленеводы, пу­стынна, населенные пункты при­ютились на морском берегу в заливах и устьях рек. Чукчи промысловый народ, их стихия — море, их кормит морской зверь. В Уэлене сети су­шатся на изогнутых белых столбах — это не столбы, а ребра кита. Ста­рый чукча с трубкой сидит на пне — это не пень, пней здесь нет, это ки­товый позвонок.

С морским зверем связана вся жизнь чукчей. Кит, нерпа, морж, морской заяц — лахтак, белуха извечно давали чукче кожу, мясо, жир. Из кожи он строил себе жили­ще, жиром освещал и топил его, жи­лами сшивал шкуры для одежды, мясо ел. Об этом говорят названия береговых селений: Ванкарем — «клык моржа», Мечигмен — «топле­ный жир».

Сейчас Чукотка стала неузнава­емой. Разрозненные родовые общи­ны объединились в колхозы, которые вместо каяков из моржовых шкур владеют целым флотом моторных вельботов, шхун и приспособленных для морской охоты катеров. Оленье поголовье в тундре достигло почти миллиона. В Мечигмене и Пловере построены комбинаты по переработ­ке морского зверя. Специальные охотничьи бригады добывают в ле­сотундровой зоне песца, белку, ли­су. Появились звероводческие сов­хозы, в которых разводят голубых песцов и серебристо-черных лисиц.

Чукчи, эскимосы, юкагиры, ко­ряки из яранг переехали в светлые теплые дома. Их дети учатся в шко­лах на родном языке. Для них от­крыты музыкальные училища и тех­нические школы.

Широкое признание получило чукотское национальное искусство — резьба по моржовой кости и зубам кашалота; изделия уэленской косто­резной мастерской расходятся по всему свету. В большую литературу вошли чукотский писатель Юрий Рытхэу и поэтесса Антонина Кымытваль.

Из древнего укрепления — Ана­дырского острога — вырос большой современный город Анадырь, кото­рый стал центром Чукотского нацио­нального округа. На Чукотке возник­ла и успешно развивается горная промышленность: золотые и оло­вянные рудники приколымских райо­нов дают драгоценный металл, шах­ты Берингова побережья — камен­ный уголь. Для снабжения чукотских рудников и поселков энергией по­строена Билибинская атомная элект­ростанция.