Байкало-Амурская магистраль Часть 2

Через несколько лет просторы тайги огласятся грохотом тяжеловесных поездов, а пока здесь, на широте Московской и Владимирской областей, лежит почти не освоенная человеком земля.
С приходом БАМа богатства это¬го края перейдут на службу народу.
Железнодорожная магистраль — главная и необходимая артерия для развития этого района.

На пути строителей БАМа — множество трудностей, которые воздвигла суровая природа. Попробуем пройти по трассе магистрали вместе с изыскателями.

Весной 1948 года самолетом ИЛ-12, самым мощным тогда в полярной авиации, я летел в Арктику. Мы приближались к Амдерме. В не¬большой неудобной кабине тесни¬лось десятка два пассажиров. Тусклый рассеянный свет пасмурного дня с трудом проникал сквозь заиндевевшие стекла.

Рядом со мной расположился не¬разговорчивый мужчина с двумя крошечными девочками в меховых ка¬порах и оленьих торбасах.
— Далеко летите? — спросил я его.
— В Кресты.
— В какие? — (Крестов в устьях наших северных рек ой как много).
— Колымские.
Сосед, зимовщик с Диксона, участливо посмотрел на говорившего, прикинул со знанием дела:
— Далеко, однако; наверное, суток трое лететь?

Мужчина устало улыбнулся:
Хорошо, если так. А то и все пять Этот эпизод я вспомнил недавно, пролетая над поселком Черский— так теперь называют Колымские Кресты. Стоместный лайнер два часа назад поднялся из Анадыря на Чукотке, на самом краю нашей земли. К вечеру мы были в Москве.

Вот он, бег времени. Еще вчера — невероятная, труднодостижимая даль, которую даже представить себе было трудно, а сегодня — про¬сто отдаленный, полноценно участвующий в жизни нашей огромной страны район, куда можно добраться в течение суток. Но и сейчас ощу¬щение далекости этих земель не по¬кидает нас: шутка ли сказать — их отделяет от Москвы десять часовых поясов!

За ними лежит граница перемены дат, по другую сторону которой в календарях новое, уже завтрашнее число. Выйдешь на мыс Рубикон на Чукотке — все! Азия кончилась! Дальше Тихий океан, Американский континент.