Байкало-Амурская магистраль Часть 1

Байкало-Амурская магистраль, пожалуй, самая горная в Союзе же­лезная дорога. Помните известную поговорку: «Умный в гору не пой­дет, умный гору обойдет»? Так вот, на БАМе горы обойти не удается: на одни придется подниматься, а че­рез другие пробивать тоннели.

БАМ начинается на левом бере­гу Лены, у города Усть-Кута. Пер­вым на пути магистрали встречает­ся Байкальский хребет. После того, как было рассмотрено двенадцать вариантов перехода, решили стро­ить тоннель длиной 6,7 километра. Затем магистраль пересекает слож­нейший участок Северо-Муйского хребта. Здесь также проверили три варианта перехода, причем, по тому варианту, которому отдали предпоч­тение, решили остановиться на пят­надцатикилометровом тоннеле.

Хребет Кодар магистраль пересе­чет «маленьким тоннелем» длиной 1800 метров. А вот следующий хре­бет— Удоканский — БАМ «проби­вать» не будет. Трасса пойдет через перевал на высоте 1200 метров над уровнем моря. Правда, одному локо­мотиву такую высоту будет не взять, но это не беда — в «упряжку» под­ключится второй.

Удокан — последнее горное пре­пятствие, которое нужно преодолеть строителям магистрали. Между хребтами Кодар и Удокан распола­гается Чарская котловина. БАМ пе­ресекает ее на всем протяжении.

Чара.. . Есть в этом слове что-то таинственное, чарующее. Природа словно действительно запрятала, заколдовала здесь несметные богат­ства, и главное из них — медь. Удоканское месторождение меди в пред­горьях хребта можно поставить в один ряд с алмазами Якутии, нефтью Тюмени, железной рудой Курской магнитной аномалии. Меденосный слой залегает неглубоко и позволя­ет вести добычу открытым способом.

Здесь, в Чарской котловине, бу­дет построен горно-обогатительный комбинат. А станция Чара на БАМе свяжет его со страной. Магистраль преодолевает Удоканский хребет в единственно воз­можном месте — в районе озера Читконда — и по реке Хани спуска­ется к Олекме, притоку Лены. Реки, «прорубая» горы, всегда давали возможность проводить в их долинах дороги. Помогли они и БАМу. Когда перед изыскателями встал вопрос об организации экспе­диции в районе будущей стан­ции Чара, то они сразу задумались: как перебросить технику?

Собствен­но, один путь был давно известен: от станции Могоча, расположенной на Транссибирской магистрали, до станции Чара можно добраться по зимнику. Само ее название — зим­ник — говорит, что действует такая дорога только зимой. Только мороз, этот искусный строитель, сковывая непроходимые топи и болота, дает возможность проложить путь. А ве­сеннее солнце разрушает ее.

Эти до­роги широко распространены на се­вере страны. Именно они позволи­ли в свое время пробиться к жем­чужине тюменской нефти — Самотлору. Изыскателям приходилось спе­шить, был уже конец марта, но их задерживала одна проблема: путь по зимнику был изведанный, но кружной.

А если пройти по трассе БАМа?

Так короче на 700 километров. Река Хани прорвалась здесь через Удокан, но долины реки не полу­чилось — только узкое ущелье. Ска­листые берега — прижимы — круто, почти отвесно обрываются вниз, где на глубине 300—400 метров ■ мчится быстрый поток. Летом, в пе­риод ливней, река поднимает свои воды на 7—8 метров. И это не слу­чайно.

Многолетняя мерзлота (так бу­дет правильнее, чем «вечная») не дает дождевой воде просочиться в почву, когда в ущелье реки со снеж­ных гор устремляются весенние по­токи. Река взбухает и вырывается из берегов. Летом по реке не прой­дешь.

А зимой? По берегу тоже не прой­ти. Оставался путь по руслу реки, где нужно было преодолевать гро­мадные валуны и наледи.